Адвокат «со скалочкой»

Народная сказка у нас на слуху. Помните? Только пусти лису на постой — и окажешься в убытке. Возможно, «проколы» среди зарвавшихся юристов-защитников не так уж и редки. Однако до суда доходят единицы. За минувший год в Башкортостане из огромной армии адвокатов к уголовной ответственности были привлечены только трое. И только один из них — за мошенничество.

«ГОТОВЬТЕ СЕБЕ ЗАЩИТУ»…

Рим Саматов возглавлял малое предприятие. В начале октября 2002 сотрудники Управления Федеральной службы налоговой полиции РФ по РБ проверили его деятельность и возбудили уголовное дело, обвинив нерадивого руководителя в уклонении от уплаты налогов на сумму 800 тысяч рублей. В конце октября Саматов был вызван для дачи объяснений. Старший дознаватель налоговой полиции Уразбахтин, сообщив о возбуждении уголовного дела, заключил: «Готовьте себе защиту». При этом, вспоминает Саматов, молодой дознаватель позаботился о 55-летнем подозреваемом, посоветовав ему не приглашать адвокатов со стороны, а обратиться к «своим». Вот, мол, молодой, но очень перспективный адвокат — Ключников. Воспользоваться его услугами стоит уже хотя бы потому, что он прекрасно знает всю структуру налоговой полиции, а, стало быть, с ним легче будет работать. В этом был свой резон: Дмитрий Ключников пришел в адвокатуру из оперативной службы той же налоговой полиции. Впоследствии на вопрос следователя республиканской прокуратуры А.Касьянова: «Саматов сам пригласил Ключникова для защиты своих интересов или это вы ему посоветовали?» Уразбахтин туманно ответит: «Возможно, в ходе первого допроса я мог предложить ему кандидатуру Ключникова, визитная карточка которого имелась у меня в кабинете». Ответить же точно затруднился.

Я ТЕБЕ ДОВЕРЯЮ…

Отношения адвоката с клиентом строились на полном доверии: никакого соглашения об оказании юридических услуг, никаких квитанций или расписок в получении денег, которые, со слов Саматова, он периодически частями отдавал Ключникову. Через несколько дней после первого допроса — 15 тысяч, в течение последующих — еще 35 тысяч. Цену своей работе назначил сам защитник: 50 тысяч рублей. По просьбе адвоката Саматов выдал ему доверенность на представление своих интересов в суде и правоохранительных органах. Если верить Саматову, Ключников сообщил, что дело можно закрыть, но для этого надо заплатить Уразбахтину 10 000 долларов США или 320 тысяч рублей соответственно. Клиент поинтересовался — почему так много? Ключников ответил, что эти деньги пойдут не только дознавателю, но и другим сотрудникам налоговой полиции, которые имеют отношение к его делу. Кому именно — не сказал. В противном случае, дескать, Саматова привлекут к уголовной ответственности и у него появится судимость. Кроме того, Ключников ясно дал понять: будет проводиться дальнейшая проверка финансовой деятельности, а в каждой фирме при желании можно найти много нарушений… Впоследствии предприниматель покажет, что в декабре отдал адвокату для последующей передачи Уразбахтину 90 тысяч рублей. Ключников постоянно напоминал, что дознаватель требует полного расчета до Нового года. В первой половине января 2003 года защитник Саматова вновь и вновь появлялся в офисе предпринимателя, требуя оставшиеся 230 тысяч. Теперь уже Ключников говорил, что Уразбахтин уголовное дело прекратил, но в случае отказа платить может это постановление отменить и направить дело в суд. Однажды, в конце декабря 2002 года, Ключников приехал в офис, привез какие-то бумаги и попросил расписаться. Саматов подмахнул, не читая, ведь он ему тогда доверял. Между тем следователь, ознакомившись с результатами экономической экспертизы, 30 декабря вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. С предпринимателем он так ни разу и не встретился. Уведомление на имя Саматова о прекращении уголовного дела и извещение о праве на реабилитацию следователь вручил адвокату Ключникову. Требовалось еще засвидетельствовать протокол ознакомления с заключением экспертизы — здесь должна была стоять личная подпись Саматова. Вот эту-то бумагу и подписал предприниматель. Но и только.

ПРИ СВИДЕТЕЛЕ

В конце января 2003 года Саматов получил акт сверки, подтверждающий, что которого все его долги перед бюджетом погашены. Можно было наконец-то, облегченно вздохнуть. Однако 4 февраля, в обед, в офис к предпринимателю снова приехал Ключников. Как следует из показаний свидетеля — знакомого Саматова — к моменту приезда адвоката они находились в кабинете вдвоем. Здесь разыгралась весьма живописная сцена: Саматов показывает акт сверки, Ключников, увидев документ, начинает кричать, мол, этот акт ничего не значит, им можно «подтереть одно место». Вдруг успокоившись, адвокат спрашивает: «Вы нас кидаете или вы нам платите?» Саматов интересуется: за что же платить, если все недоимки погашены? На что Ключников отвечает, что предприниматель должен заплатить ему и Уразбахтину «за определенный фронт работы», в противном случае — Саматову гарантированы проблемы со стороны налоговой полиции. Как показал свидетель, Ключников ушел из офиса, сказав, что дает Саматову еще один день подумать. Ранее — в конце января 2002 года — Ключников при том же знакомом Саматова, в том же кабинете, требуя денег, подчеркнул, что «люди в налоговой полиции начинают волноваться и могут опять возобновить дело».Превратившись из подозреваемого в потерпевшего, Саматов утверждал на следствии, что вечером 6 февраля ему в офис позвонил мужчина, представился Уразбахтиным и сказал, что все вопросы нужно решить через Ключникова. Голос был очень похож. Продолжались звонки и от Ключникова. 7 февраля Саматов обратился в налоговую полицию с заявлением о вымогательстве у него взятки в сумме 230 тысяч рублей старшим дознавателем Уразбахтиным и адвокатом Ключниковым. И, как говорится, закрутилось колесо правосудия…

ГОНОРАР ИЛИ ВЗЯТКА?

Сотрудники Управления ФСНП РФ по РБ получили постановление судьи о проведении розыскных мероприятий С этого момента все телефонные разговоры между Саматовым и Ключниковым записывались на магнитофон. Из распечатки одного такого диалога: Саматов — «Эта бумажка о том, что все там закрыли, она у тебя, что ли?» Ключников — «Мне ее не дали еще и не дадут, пока не будет конкретного результата». Саматов — «Сколько там? 230 же осталось, да?». Ключников — «Да». Саматов — «На словах-то я тебе верю… Я же этого человека не знаю». Ключников — «Это не та ситуация, чтобы ему мудрить. У нас «кидаловом» обычно занимаются бандиты, а это официальные служащие». Для проведения оперативного эксперимента были помечены 20 тысяч рублей, предназначенные для передачи взятки от Саматова Ключникову. В офисе установили видеонаблюдение. В результате адвокат был задержан с поличным сотрудниками налоговой полиции. В частности, есть такая запись разговора: Саматов — «Здесь 20, значит, там остается 210…», Ключников — «Угу. Тогда созвонимся».Ключников наотрез отказывался признавать факт взятки. Утверждал, что полученные им в офисе 20 тысяч рублей являются гонораром за оказание юридических услуг. А по поводу не дошедших до Саматова документов заявил: «В связи с возрастными особенностями и частым злоупотреблением алкоголем гражданином Саматовым, ознакомился ли он с переданными ему документами, я утверждать не могу». Позже, на допросе, видимо, уверенный в своей неуязвимости, позволил себе выразиться гораздо резче: «Саматов не мог не знать о прекращении дела. Такие утверждения я могу объяснить только старческим маразмом». Тогда следователь республиканской прокуратуры представил подозреваемому аудиокассеты. Ключников, прослушав записи и просмотрев видеокассеты, отвечать на вопросы отказался вообще. На очной ставке с Саматовым он продолжал упорствовать, изображая из себя жертву обстоятельств. Тем не менее следователь республиканской прокуратуры А.Елинсон в начале августа 2003 года выносит постановление о привлечении Ключникова в качестве обвиняемого. По постановлению Орджоникидзевского районного суда Уфы была избрана мера пресечения — заключение под стражу.

ПОКУСИЛСЯ НА МОШЕННИЧЕСТВО

Следователь Елинсон выносит в эти же дни еще одно постановление — об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении капитана налоговой полиции Уразбахтина за отсутствием в его действиях состава преступления. Вызванный на допрос, бывший теперь уже старший дознаватель свою причастность к совершению преступления продолжал отрицать, каких-либо фактов, указывающих на эту самую причастность, добыто не было, да и Ключников ее не подтверждал. Оказавшись под арестом, Ключников пишет ходатайство, в котором апеллирует к своему адвокатскому ордеру, «оформленному на законных основаниях». Однако на запрос следователя из Кировской юридической консультации пришел однозначный ответ: в производстве соглашения №54386 между адвокатом Ключниковым и Саматовым об оказании последнему правовой помощи не имеется. Более того — заведующая канцелярией, давая свидетельские показания, объяснила, что такого номера вообще не может быть, поскольку за год набирается намного меньше соглашений. Следователь подытоживает: «Ключников при защите интересов Саматова в уголовном деле оперировал не доверенностью, как на то ссылается адвокат, а адвокатским ордером с несуществующим номером соглашения».Суд установил, что Ключников совершил покушение на мошенничество и приговорил его к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Условно.