Почему с жуликами нельзя судиться в гражданском суде?

Потому что они боятся  только одного — изолятора. А если жулик — судебный пристав, нотариус или адвокат-решала, то районный суд — это их дом родной.

В стране орудуют ОПГ, состоящие из руководства судебных приставов. Они проворачивают совершенно топорные, но результативные схемы — в тупую арестовывают недвижимость при ничтожно маленькой сумме долга, продают ее через торги. А жертва потом по советам трусливых адвокатов втягивается в многолетние судебные процессы, вместо того, чтобы пойти по пути уголовного преследования.

За последнюю неделю обратились двое, и что интересно, их адвокаты настойчиво отговаривают писать заявления в органы. И вот вспомнилась история годовалой давности.
На телевидении попросили  разобрать ситуацию — судебные приставы по беспределу отжали квартиру у жительницы Уфы.

Перед эфиром встретился с ней. Выясненные подробности привели меня в ярость — за долг в 160 тыс. рублей приставы, в тайне от собственника, наложили арест и продали квартиру, цена которой под 5 миллионов. И разницу от продажи не вернули. А с момента продажи прошел год.

В эфире дал свою оценку злодеянию — мошенничество группой лиц, может даже в составе ОПГ.

Действия простые — срочно подать заявление в Следственный комитет, продублировать в ФСБ. Проверку заявления — под жесткий контроль.

Вместо этого  жертва со своим адвокатом три месяца просила начальника отдела судебных приставов разъяснить ситуацию. Это одно из проявлений стокгольмского синдрома — заигрывать со своим агрессором, вместо того, чтобы ушатать его по полной.   

Я допускаю, что пострадавшая не понимала сути происходящего. Юрист тоже может быть безграмотный, или трусливый. Но после эфира и полученной оценки событий у женщины, вроде как, должны были открыться глаза.